Все имеют право на счастье. Однажды...
…Снова начало всех начал – поезд с кашлем оттолкнулся от перрона с изяществом африканского слона на пенсии. Ночь в томительном предвкушении больших чудес и маленьких случайностей. Утро в разводах крупных холодных хлопьев и мир покачнулся в ритме постоянного пульсара дороги. Чужой город навсегда останется для меня чужим, сколько бы лет я в нём не прожила. Приехала, выдохнула, отправилась искать нужный адрес. Крупные вывески и маленькие таблички, неровные и гладкие, яркие и сочные, серые и безвкусные нагромождения слов Дамокловым мечом свисают с домов…
…Я подняла голову, уставившись на большие округлые буквы – мимо такой вывески грех пройти. Сравнила их с визиткой, ещё раз качнула головой и сделала шаг в «ФИЛИАЛ АВГУСТА». Интересно, что мне могли предложить в таковом заведении?
Стены в сочных пятнах, на полу ковер, или нет, газон – не важно – зелёная трава, из-за угла яркий солнечный свет. И длинный-длинный коридор. Смешение звуков и запахов – смех, прибой, грибной дождь, совершенно непонятно, как всё это уместилось на каких-то квадратных метрах… правда, пространство растягивается, захватывая меня то песочными замками, то пряной изумрудной травой, а то и вовсе мокрым асфальтом. Совершенно случайно сталкиваюсь с приветливым молодым человеком:
-Пожалуйста, Вам сюда…
Распахнутая дверь вталкивает меня в сумерки, цикады перекрикивают едва слышный смех, гитарный бред и старый магнитофон. «…Разбежавшись, прыгну со скалы…». На дверной ручке маркировка: «Август, 2003, Дача». Невидящим взглядом смотрю на надпись, силясь понять, каким это чудом из моей памяти достали так бережно хранимый вечер далекого юношества. Это точно МОЯ память – вот он, Мишкин смех, а вот Макс подкрался с сигаретой и теперь снова будет прожигать дырку в моих джинсах… невольно коснулась рукой струящейся юбки, с удивлением ощутив старую джинсовую ткань. Так и есть – Макс прожёг мне джинсы. Незаметно понимаю, что голоса затерялись среди треска костра, а вечер наваливается на плечи тёмно-синей вуалью. Так быстро стемнело, что я и не заметила… странно. Задираю голову, звезды носятся безумием, роняя охапки брызг в сочную траву. В нос настойчиво стучится запах свежего сена, на руку немедленно уселся комар. Уже не сомневаясь, опускаю глаза на заляпанные глиной брюки, перемазанные в плавленых сырках, овсянке. На дверной ручке маркировка: «Август, 2004, Суздаль». На губах – тонкая все понимающая улыбка. Зажмурившись, руку в карман, пока ещё ничего не исчезло, успеть, достать имбирные шарики. Успела…Пока рассматривала надпись, потянуло по ногам тёплым ветром. Неловко отпрыгиваю в сторону, потому что мягкий прибой Средиземного моря облизывает мои новые туфли.
Оглядываюсь через плечо, и только сейчас понимаю, зачем я сюда пришла. Нет, я не стану моделировать своё прошлое, воскрешая твои сладкие поцелуи, песок на пальцах и палящее солнце. Нет, я даже не попрошу поющих фонтанов. Вижу вытянутое удивлённое лицо приведшего меня сюда:
-Что-то не так?
-Да, я не хочу Ваших чудес… Вернее, я хочу у Вас работать.
Молодой человек удивлённо качнул головой:
-Что ж, это ВАШЕ дело.
…Ты меня на рассвете разбудишь,
Проводить необутая выйдешь,
Ты меня никогда не забудешь,
Ты меня никогда не увидишь…


И потянулись, побежали, поструились нелепые будни. Теперь я каждый день вяжу длинные и почти что бессвязные праздники для кого-то. Чей-то незамысловатый Август с неизменной маркировкой на дверной ручке выплывает из-под моего крючка, ложась маревом на плечи жаждущих Ассолей и помнящих Орфеев. Я – Мастер Одиночества – и сама иногда приобщаюсь к культуре бытия, толкая тяжёлую кованную дверь серого подъезда.
…Заслонивши тебя от простуды,
Я подумаю: «Боже Всевышний...
Я тебя никогда не забуду,
Я тебя никогда не увижу…»


Я достаю длинный крючок и начинаю, петелька за петелькой, накидывать ажурные кружева чьих-то шорохов. Помнишь, наступило утро… оно ласково, осторожно наступило на край постели, потянуло тёплое одеяло, легко пощекотало сонные веки мягким лучом… так славно было бродить босиком по пустой квартире, смеяться тому, что за окном холодно и снег, а нам тепло и солнечно. Филиал Августа в трёх маленьких комнатах… Помнишь, наступило утро… Длинное утро после короткой ночи. Длинное утро после тысячи лет ожидания. Длинное утро накануне быстрого прощания. Как оказалось, быстрое прощание насовсем.

Не мигая, слезятся от ветра
Безнадежные карие вишни,
Возвращаться – плохая примета –
Я тебя никогда не увижу…


Но я поняла… я не люблю. Я просто помню. И зря, вероятно.

И качнутся бессмысленной высью
Пара фраз, залетевших отсюда:
«…Я тебя никогда не увижу…»,
«…Я тебя никогда не забуду…»

Нет, не зря... я помню, а это – самое главное сокровище...
...Я тебя никогда не забуду...
...Я тебя никогда не увижу...
...я тебя никогда не забуду...

@темы: Мысли вслух, Моноложничествто