18:13 

Все имеют право на счастье. Однажды...
Господи...
По полу кататься, выплёвывая, выхаркивая боль, выдавливать из себя по капле, а после, затихнуть, свернувшись в клубок. Слёзы высохли ещё внутри, глазницы превратились в стекло. Эта боль, всевыжигающа, всепоглощающа, испепеляет меня. Скольких ты так ещё бросал на пол, харкающих болью и ненавистью? Даже если я первая и - единственная - это уже слишком большая цена. Прекрати. А что прекратить? Прекратить уходить? Прекратить быть не здесь? Прекратить что? Не знаю, просто прекрати это немедленно. Что бы ты сейчас не делал - пил кофе, спал, ехал на работу - прекрати немедленно. Иначе мне не выжить.

И самое ужасное, что это - не моя боль.

Не дай мне, Господи, принять такую боль.

По полу кататься, рассыпая, распыляя уже не стон - даже не шёпот - тишину, выдавливать из себя звуки, заставлять дышать, а после - затихнуть. Стоны засохли ещё в горле, гортань саднит. Эта боль прожигает во мне дыры, язвы, раны и порезы. Скольких так ещё контузило от отсутствия твоего голоса? Даже если я первая и - единственная - это уже слишком большая цена. Прекрати. А что прекратить? Прекратить звучать в голове? Прекратить быть где-то там? Прекратить что? Не знаю, просто прекрати это немедленно. Что бы ты сейчас не делал - играл в футбол, ел, любил - прекрати немедленно. Иначе мне не выжить.

И самое ужасное, что это - не моя боль.

Не дай мне, Господи, принять такую боль.

По полу кататься, силиться вдохнуть-выдохнуть, даже не всхлип - хрип выбивается, выдавливать из себя память по каплям, заставлять не думать, а после - затихнуть. Мысли засохли в мозгу, вытатуировавшись на подкорке. Эта боль вечная, так будет всегда. Скольких ещё так мутило от того, что ты существуешь? Даже если я первая и - единственная - это уже слишком большая цена. Прекрати. А что прекратить? Прекратить существовать? Прекратить выжигать мою память? Прекратить что? Не знаю, просто прекрати это немедленно. Что бы ты сейчас ни делал - возвращался с работы, курил, дышал - прекрати немедленно. Иначе мне не выжить.

И самое ужасное, что это - не моя боль.

Не дай мне, Господи, принять такую боль.

Неужели, может так болеть? Болит везде. Нет ни одного органа, который сейчас не отдавался бы тупой болью. Или острой болью. Или и тупой, и острой болью. Или тянущей. Или вяжущей. Или любой другой. Я знаю оттенки пятисот видов боли.

URL
   

Душевный аквидук

главная